Выяснилась правда об эффективности препаратов от ковида: «Биотэк» раскрыл карты

20

«Биотэк» разъяснил, откуда берутся цены на ковидные лекарства.

На радио «Комсомольская правда» провели объединяющий марафон-концерт «Годовщина локдауна: прорвались!». Шоу прошло сразу на двух площадках: в студии прямого эфира и в новом «Мумий Тролль Баре» на Новом Арбате в Москве.

В эфире приняли участие рок-музыканты и эксперты, которые анализировали то, что случилось с миром, Россией и каждым из нас в непростом 2020-м. При этом одна из «пандемических» тем не теряет своей актуальности и в этом году: работа врачей, эффективность вакцин, наличие лекарств. Причем, помимо успехов и подвигов в этой сфере отмечаются и негативные проявления.

Так, сразу несколько фармацевтических компаний обвинили в попытках нажиться на пандемии. Одна из них – «Биотэк». Насколько справедливы эти обвинения? В нашем марафоне приняла участие вице-президент по операционной деятельности группы компаний «Биотэк» Надежда Канушкина, которая ответила на все неприятные вопросы.

Как ваша компания встретила начало «ковида»?

Для нас это был такой же неприятный «сюрприз», как и для всех. Но мы постарались максимально переориентироваться: перешли практически на круглосуточный режим работы. В отличие от некоторых компаний, которые перешли на «удаленку», мы этого себе позволить не смогли. Многие региональные Минздравы запаниковали — у них не хватало лекарств в больницах, и они кидали заявки всем дистрибьюторам, которые в этот момент были на связи. То, что мы оказались, может быть, более оперативными, чем другие — так получилось…

Какие сложности ваша компания испытывала с наличием и доставкой всего, что у вас заказывали?

Помимо того, что мы являемся дистрибьютором, у нас в группе компаний «Биотэк» еще есть две производственные площадки. Это завод «Марбиофарм», который делает недорогие БАДы и дешевые лекарства. И завод «Биодез», который производит дезсредства и антисептики, которые тоже были востребованы в тот период. Из-за того, что начались проблемы и были закрыты границы, мы столкнулись с нехваткой субстанций для этих заводов. И, в том числе были, конечно, транспортные проблемы из-за ограничений по передвижениям внутри страны. Кроме того, никто не снимал с нас задачи по обеспечению бесперебойных поставок лекарств от рака, ВИЧ, рассеянного склероза и других неизлечимых заболеваний.

Говорят, что ваша компания нажилась на коронавирусе. Что вы на это ответите?

Это, мягко говоря, является преувеличением. Мы, по сравнению с 2019-м годом только потеряли в рыночной доле. И рейтинги аналитических агентств это подтверждают. Да, действительно, мы оперативно работали , и, может быть, в каком-то сегменте наша доля приросла. В основном, я думаю, что это были антисептики, которые мы производим.

Очень много слухов, споров ходит вокруг препаратов для лечения коронавирусной инфекции на основе Фавипиравира – «Авифавира» и «Арепливира». Говорят, что их эффективность не доказана и побочных эффектов много…

В данном случае мы не можем комментировать эти вопросы — они больше относятся к производителям и госрегуляторам, которые выдавали регистрацию на данные препараты. В данном случае Биотэк является просто дистрибьютором. Препараты зарегистрированы, они имеют официальную цену госреестра. И в данном случае я не думаю, что на них можно как-то нажиться, потому что наценка очень четко регламентируется на всех этапах логистической цепочки.

Регулируются кем?

Цену регистрации выдаёт Минздрав непосредственно после проведения производителем клинических испытаний на препарат. Есть официально зарегистрированная цена, она есть в государственном реестре и доступна каждому пользователю Интернета, это открытые данные.

То есть препарат был зарегистрирован Минздравом, и цену на него устанавливало государство?

Конечно. И в данном случае эту цену могут посмотреть все (на сайте Минздрава).

А почему именно «Биотэк» начал поставлять эти препараты на российский рынок?

В этом утверждении тоже присутствует элемент лукавства: «Биотэк» не был единственной компанией, поставлявшей эти препараты. Просто у нашей компании, которая тридцать лет на рынке, есть большой опыт именно по госпоставкам. У нас отлаженная логистика, отлаженная внутренняя работа компании. И, может быть поэтому мы смогли поставить чуть больше, чем другие дистрибьюторы. Но мы были совсем не одни в этих поставках.

А как вышло, что ваша компания работала в тот период, когда имели место ограничения? Вы понимали, что будет большой спрос? Как смогли настроить режим работы, который позволил вам все заказы выполнять, в зависимости от наличия препаратов?

В группе компаний Биотэк существует корпоративная этика, — и собственники (Борис и Евгения Шпигель – ред.) всегда говорили, — что у нас социально ответственный бизнес. В такой тяжелый для страны момент мы не могли позволить себе остаться в стороне. Ряд препаратов был у нас на складах, плюс у нас есть какие-то розничные пункты отпуска продукции… Поэтому мы открыли в компании горячую линию, максимально информировали покупателей, где можно купить те или иные препараты. Рассказывали о наличии и отсутствии препаратов и о том, когда мы сможем их подвезти в наши аптечные сети или сети партнеров. Мы немного перестроили нашу работу, чтобы быть востребованными, давать информацию и, в том числе, сократить какую-то панику.

Я бы хотел вернуться к теме наценок на антиковидные препараты…

Смотрите, наценка регламентируема, и никаких безумных наценок тут быть не может. Более того, превышение или нарушение наценки, которую, я еще раз подчеркну, устанавливает государство, чревато лишением компании лицензии. Это очень жестко отслеживается, и все проверяющие органы на это всегда обращают внимание. По поводу недоказанной эффективности — что можно сказать? Препарат включён в клинические рекомендации Минздрава по лечению коронавирусной инфекции. Несколько раз некоторые препараты оттуда уже исключались, как не доказавшие свою эффективность. Фавипиравир же как был туда включён, так и остаётся в первых строчках рекомендованных препаратов. Делать какие-то выводы должны, конечно, специалисты. Но клинические рекомендации, повторюсь, выложены на сайте Минздрава.

Что ж, это аргумент! Давайте поговорим о непростой ситуации, в которой оказалась ваша компания. Как «Биотэк» себя чувствует?

Мы, конечно, шокированы всем происходящим. Но, несмотря на это, у нас обязательства перед нашими заказчиками, у нас есть госконтракты, которые мы обязаны исполнять. И мы продолжаем работать, как и работали. Многие наши коллеги поддерживают нас, за что мы им очень благодарны. И мы рассчитываем на то, что в ближайшее время все разъяснится.

Не столкнулись вы с тем, что ваши многолетние партнеры, те же региональные Минздравы, начали от вас уходить, тормозить заключение договоров?

Мы, конечно, чувствуем некое волнение у этих заказчиков, но всё в правовом поле, все контракты продолжают заключаться, как положено по законодательству. И поставщики продолжают отгрузки. Мы продолжаем покупать препараты и поставлять их в регионы. Ну и, конечно, наше производство продолжает функционировать. Пока всё работает в плановом режиме.

Санитайзеры по-прежнему пользуются большим спросом?

Конечно, уже не таким, но, я думаю, что антисептики войдут в нашу повседневную жизнь в обязательном порядке, и поэтому уже мы от них никуда не денемся.

Источник





Комментарии
Комментарии ВКонтакте
Комментарии Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Свидетельство о регистрации средства массовой информации "Тверская неделя" Эл № ФС77-56972 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) от 14 февраля 2014 года

Учредитель и руководитель - Берней Мария Всеволодовна
Главный редактор - Берней Мария Всеволодовна.
E-mail редакции: tverweek@mail.ru.
Телефоны редакции: 8-920-155-80-80; 8-904-355-07-04

16+