Антон Морозов: результатов работы Игоря Рудени пока не видно

imgonline-com-ua-resize-mALjY2GtSiI8qbF

На сентябрьских выборах в Госдуму и Законодательное Собрание Тверской области ЛДПР неожиданно для всех показала очень высокие результаты. Об успешной для «жириновцев» избирательной кампании, ситуации в регионе, политике областного правительства и многом другом «Тверская неделя» беседует с депутатом Государственной Думы от Либерально-демократической партии и членом комитета по международным делам Антоном Морозовым.

Антон Юрьевич, хоть уже и прошло полгода, хочется начать разговор именно с сентябрьских выборов губернатора и вашем в них участии. О выбывшем из губернаторской гонки Вадиме Соловьеве ходили разные слухи, в том числе и то, что его снятие искусно срежиссированная договоренность. На вас оказывалось давление во время губернаторских выборов, с вами пытались договориться?

Это было такое партийное поручение – принять участие в выборах и достойно представить партию. Кроме того, я воспринимал свое выдвижение как знак доверия ко мне со стороны регионального отделения, нашего партийного актива и тверитян. Стоит отметить, что зарегистрированный кандидат на должность губернатора появился впервые за всю историю Тверского регионального отделения ЛДПР.

Ну а, что касается Вадима Соловьева, на мой взгляд, коммунисты изначально устроили этот спектакль, надеясь сыграть на поднятой протестной волне. Что, дескать, несправедливо отказали в регистрации кандидата и так далее. Рассчитывали  заработать таким образом очки на других выборах, в законодательное собрание. Но надежды не оправдались.

Люди все меньше любят обиженных и больше доверяют тем, кто принимает активное участие в избирательной кампании и формулирует какую-то содержательную политическую программу. Лично мы ни с каким давление со стороны областного правительства не сталкивались. Планомерно собирали подписи и в конце концов собрали их. Это, конечно, был непростой процесс. Приходилось выходить на депутатов через каких-то посредников, убеждать их. Но мы справились. Думаю, что если бы сами коммунисты не пытались бы устроить из губернаторских выборов шоу, у них бы все получилось.

Кстати, о шоу. Существующая сегодня система выборов глав региона делает эти выборы по сути безальтернативными и задолго до начала кампании все в принципе понимали, кто будет новым тверским губернатором. У вас было такое понимание, когда вы выдвигали свою кандидатуру?

Ну как вам сказать? В принципе, да. Учитывая, что рейтинг нашего президента довольно высок, как и рейтинг партии, которую он представляет. Соответственно высок и рейтинг тех кандидатов, которых президент поддерживает. Но, я считаю, что задача оппозиции в этом случае предоставить избирателям возможность выбора из нескольких кандидатов. Несмотря на то, что в Тверской области был основной в кавычках кандидат, которого поддерживал глава государства, запрос на альтернативу у жителей однозначно присутствовал, поскольку далеко не все тверитяне разделяют ту практику, которая реализуется в регионах правящей партией.

А вы подобную практику, когда возможность для оппозиционного кандидата победить практически отсутствует, не считаете порочной?

Мы не просто считаем, наша партия вносила соответствующий проект в Государственную Думу, о том, что муниципальный фильтр для партий, представленных в региональном парламенте, следует отменить. В Законодательном Собрании Тверской области представлены четыре партии, которые получили определенную поддержку населения уже, и кандидат, которого эти партии выдвигают, не нуждается в каком-то дополнительном фильтре. Но правящая партия этот законопроект не пропустила.

Система муниципальных фильтров не только дает партии власти возможность отсева определенных кандидатов, но в то же время сильно ограничивает конкуренцию с парламентскими партиями. Такого быть не должно.

Даже с учетом того, что при нынешнем рейтинге Путина серьезную конкуренцию тому кандидату, которого он поддержит, вряд ли кто-то составит.

Давайте о поддержке населения поговорим. В Тверской области позиции ЛДПР сильными никогда не были. С чем вы связываете тот небывалый результат, которого добилась партия нынешней осенью на выборах в областное законодательное собрание?

В Тверской области существовал ряд организационных и кадровых проблем, которые не позволяли нам ранее получить тот процент на выборах, который бы отражал реальный рейтинг нашей партии. Мы эти проблемы решили.

А идеи Владимира Вольфовича Жириновского очень популярны в народе, особенно в депрессивных регионах нашей страны, к которым, к сожалению, относится и Тверская область.

Плюс к этому, выборы в ЗС были совмещены с губернаторскими, а на губернаторских выборах из парламентских партий в итоге были представлены только две: Единая Россия и ЛДПР. Они были на слуху и, соответственно, получили больше всех голосов на выборах в законодательное собрание. Четыре мандата это 17 %, больше федерального рейтинга партии. Мы старались. Но я рассматриваю эти мандаты как некий аванс на будущее и очень рассчитываю, что депутаты будут активно работать в интересах избирателей и оправдают то доверие, которое им было оказано.

А вы сами часто бываете в Тверской области? У депутатов Госдумы есть так называемая региональная неделя, во время которой они работают в тех регионах, от которых избирались.

Я бываю каждую региональную неделю. Встречаюсь с людьми в своей приемной по адресу Комсомольский проспект 4/4. Это угловое здание на Речном вокзале. Вдобавок к этому в текущем году мы планируем начать проводить выездные приемы в районах Тверской области. У меня в региональном отделении работают помощники, которые принимают обращения граждан. По этим обращениям я готовлю депутатские запросы. Помимо Тверской области у меня еще две – Новгородская и Псковская. За региональную неделю нужно успеть побывать везде. Провести прием, пообщаться с прессой, встретится с руководством области и партийным активом.

С какими проблемами люди приходят чаще всего?

Они везде одни и те же, в общем-то. Большая часть, ожидаемо, касается ЖКХ. Но также много жалоб на действия правоохранительных органов и решения судов. В последнем случае мы сделать, к сожалению, ничего не можем, поскольку законом в деятельность судебных органов вмешиваться запрещено. Приходят многодетные семьи, которые не могут реализовать свое право на получение земельных участков, поскольку им предлагаются такие участки, которые невозможно освоить. Сироты обращаются, которые не могут получить бесплатное жилье, полагающееся от государства. Практически по всем поступившим обращениям в рамках моей компетенции люди добились того, что им было положено.  Хотя ничего особенного для этого делать не нужно. Просто когда чиновникам приходит депутатский запрос из Госдумы, они начинают шевелиться и к проблеме относятся внимательнее. Сложилось так.

Какие проблемы в Тверской области на ваш взгляд сегодня наиболее актуальны и насколько эффективно они решаются?

Основная проблема для всех очевидна –Тверская генерация. Деньги в течение долгого времени собирались с граждан и куда-то уходили. Теплосети не ремонтировались. В итоге мы получаем зимой постоянные аварии теперь. В новогодние праздники жители Южного остались без тепла в тридцатиградусный мороз. Я кстати обращался в приемную министра МЧС Пучкова с просьбой оказать содействие. Сработали довольно оперативно, но проблема все равно остается. Виновных я буду искать с помощью Генпрокуратуры. Пусть они выясняют, кто довел сети  до такого удручающего положения и куда делись деньги граждан.

Еще одна серьезная проблема для Тверской области – снабжение бесплатными лекарствами тех, кому они полагаются.

Кадровая ситуация в областном Минздраве не очень понятная, кстати. Мы предлагали губернатору определенные кандидатуры, но он идет своим путем. Там в министерстве, по имеющимся у нас сведениям тоже есть какие-то махинации, и я также подключил Генпрокуратуру, чтобы разобрались, куда уходят деньги и почему их не хватает на медикаменты.

Ну, если о махинациях говорить, наследие Шевелева это, если не ошибаюсь, 17 уголовных дел в его окружении.

Ну, конечно. Это все нужно разгребать. Создавать нормальную команду и внедрять механизм общественного контроля. Привлекать политические партии к работе. Я бы, например, очень хотел поработать в команде губернатора.

 В каком качестве?

В качестве депутата Госдумы, у которого есть определенные полномочия. Привлекать дополнительные финансы в регион на реализацию тех или иных проектов. Какие-то существующие федеральные программы «разворачивать» в сторону Тверской области. Мог бы работать с инвесторами. Если есть какие-то перспективные инвестиционные площадки можно было бы людей из Москвы подтягивать, привлекать какие-то научно-исследовательские институты для решения проблем здравоохранения, и проблем с дорогами. Многие дороги сейчас в Тверской области строятся по завышенным ценам и без применения современных материалов. В общем, используя свой депутатский ресурс, мог бы помогать, но Игорь Михайлович пока ничего не ответил. Хотя до выборов мы с ним встречались и говорили, что мы парламентская партия, и он может на нас опираться в плане реализации каких-то проектов. Опыта у меня достаточно, и в бизнесе и в политике. Хотелось бы его применить во благо области, но губернатор, как я уже сказал на сближение пока не идет.

Де-факто Игорь Руденя руководит регионом с марта 2016 года, то есть уже 10 месяцев. Как вы оцениваете его деятельность и кадровую политику?

Пока не видно никаких результатов. В области рассчитывали, что он будет использовать свои связи, в Газпроме, в частности, для того, чтобы как-то стабилизировать ситуацию с теплоснабжением и задолженностью за газ, добьется каких-то отсрочек, но получается все наоборот.

Вся риторика направлена на то, чтобы отдавать долги быстрее, а как теплоснабжающие предприятия работать будут, мало кого волнует. В общем, ожидали, что Игорь Михайлович будет лоббировать интересы Тверской области, но пока складывается такое ощущение, что он лоббирует интересы Москвы.

Такое тверитянам вряд ли нужно. Кроме того, есть еще и кадровые проблемы. Новый губернатор пытается выстроить свою команду, но мы, к сожалению, не видим в ней каких-то ярких людей на данном этапе.

Вы четыре года жили в США. Срок вполне достаточный, чтобы узнать о стране если не все, то очень многое. В чем, на ваш взгляд, мы коренным образом отличаемся от американцев?

Ну, я там не просто жил, я там работал на дипломатической должности, в постоянном представительстве России при ООН. Занимался не изучением Америки, конечно, а тем, чего требовала от меня должность. Но определенные наблюдения за годы жизни в Нью-Йорке я для себя, конечно, сделал. У них другое мировоззрение, понимаете? Американцы полагаются больше на себя и любую помощь от государства воспринимают как разновидность благотворительности, а не обязанность, как у нас.

У нас, к сожалению, сильны иждивенческие настроения в обществе, и большинство людей воспринимает государство как некий инструмент для обеспечения своего благополучия, и меньше надеется на себя. В этом мы с американцами, конечно, очень сильно рознимся.

Это что касается ментальности. Есть и существенные бытовые отличия. Например, то, что американское население гораздо сильнее закредитовано, чем наше. Жилье и машина там у большинства в кредит, и получив зарплату люди думают, как бы с этим кредитом рассчитаться. Однако, в то же время сами кредиты на порядок доступнее, чем в России и уровень жизни, конечно, значительно выше.

В последние годы в российском обществе усилились антиамериканские настроения. Насколько сильны антироссийские настроения среди американцев?

Я бы не сказал, что они вообще есть. В Америке люди как-то больше думают о своих низовых интересах. На уровне поселка, города, максимум, штата. Внешнеполитические проблемы их мало волнуют. Хотя последняя избирательная кампания президентская немножко изменила ситуацию в этом смысле, поскольку очень активно шла информация об опасности со стороны России, и напряженность среди американцев к нашей стране это усилило. А так в остальное время моего пребывания никакой напряженности  не было. Они вообще во внешней политике не сильно разбираются.

Украина там воспринималась как часть России, и украинской диаспоре приходилось прикладывать немало усилий для того, чтобы донести до американцев, что Украина – это отдельное суверенное государство.

И это не только в отношении Украины. Все страны СНГ для американцев – это  часть России, и всех выходцев из этих стран они считают русскими.

Как вы в России свой опыт работы в ООН планируете использовать?

Я освоил ооновские методики развития отстающих территорий. Например, концепцию устойчивого развития для развивающихся стран. Хотя, Россия по ооновской классификации развивающейся страной не является, многие из освоенных мною методик могут быть использованы у нас на отстающих территориях. Таких как Тверская, Новгородская и Псковская области. Посмотрим, насколько будет расположено к сотрудничеству областное руководство. Надеюсь, что все получится.

Антон Юрьевич, в медиасреде из-за некоторого внешнего сходства, вероятно, Вас называют тверским Игорем Цаплиным — героем комедии «День выборов», который тоже баллотировался в губернаторы. Как вы относитесь к подобному юмору? Не обижает?

Знаю, и не обижаюсь. А что обижаться? Многие ведь и воспринимают политику на уровне такого стеба, который показан в этом фильме. Да и не такой уж плохой персонаж там этот Игорь Цаплин. Во всяком случае, голосов мне такое сравнение не прибавило и не убавило, думаю.

беседовал Антон Стариков

Фото:tvernews.ru




Комментарии
Комментарии ВКонтакте
Комментарии Facebook

1 комм.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Свидетельство о регистрации средства массовой информации "Тверская неделя" Эл № ФС77-56972 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) от 14 февраля 2014 года
16+

Яндекс.Метрика
Разработка сайта - Михаил Воинов