Павел ПАРАМОНОВ: «В Твери главный инвестор – горожанин»

SONY DSC

Известный тверской бизнесмен и общественник – о тверском транспорте, комплексной застройке и перспективах развития Твери.

Процессы, происходящие сегодня в Твери, вызывают немало споров и критики, будь то действия власти по сохранению общественного транспорта, вопросы градостроительной политики или введение платных парковок. Отдельные принимаемые решения руководства Твери, как минимум, не лишены логики, однако в комплексе не создается впечатления того, что эти решения ведут к какой-то конкретной цели. Муниципалитет, так или иначе, решает текущие проблемы, однако к чему приведут его шаги в таких резонансных вопросах, как развитие транспортной отрасли, городская застройка или расселения аварийного жилья, рядовому жителю непонятно.

Чтобы разобраться в происходящем, «Тверская неделя» обратилась с предложением изложить свое видение настоящего и будущего Твери к независимому эксперту: члену Общественной палаты Твери, руководителю некоммерческого партнерства «Институт регионального развития», исполнительному директору ООО «Премьер» Павлу ПАРАМОНОВУ.

Беседа началась с обсуждения самой, пожалуй, животрепещущей для Твери темы – развития общественного транспорта. Собеседник «Тверской недели» сразу же определил свое отношение к действиям власти – как в этом, так и в других направлениях:

— Оценивая действия власти, я не стал бы горячиться. У нас принято их критиковать, но, встав на позицию власти, понимаешь, что яркое и красивое решение проблемы найти очень сложно.

В решении любой городской проблемы основополагающий момент – экономическое состояние города. Транспортная ситуация – не исключение. Если сравнить Тверь с каким-нибудь из индийских, китайских или бразильских городов – мы увидим, что общественный транспорт в этих больших, многонаселенных и не очень богатых странах находится, может быть, даже в худшем состоянии, чем у нас. Но говоря о городском транспорте, мы ориентируемся на европейские города. Я считаю, что у нас, без сомнения, в большей части свей европейская страна – и по ментальности, и по культуре, а Тверь тем более. Конечно, нам хочется, чтобы общественный транспорт был у нас как в Брюгге, в Амстердаме или ином европейском городе. Но для этого надо сравнить бюджеты Брюгге и Твери. И тогда многое встанет на свои места.

ТрамвайМы можем много голосить по поводу сохранения трамвая, развития троллейбусов и автобусов и засилья маршрутных такси. Все правильно, нормальный общественный транспорт для любого города – это большой плюс. Но перепрыгнуть из одного состояния в другое невозможно. Сейчас критикуют решения городских властей о снятии тех или иных маршрутов – а мне кажется, в этом есть здравый смысл. Учитывая, какие убытки приносит городской казне то же трамвайное движение, они принимают радикальное решение – отрезать то, что болеет. Возможно, это на данный момент правильно. Но я никак не могу увидеть горизонта планирования, который, по моему мнению, надо наметить даже не на год-два-три, а лет на десять. Очевидно, что в нынешнем состоянии транспортная система Твери обречена на бесконечные коллапсы, ДТП и неудовлетворенность потребителей. Она бесперспективна. Поэтому надо выстраивать транспортную стратегию. И в ней, в частности, должно быть учтено, что если ты что-то сокращаешь по экономическим причинам – будешь ли ты это восстанавливать или каким-то образом видоизменять потом.

Я считаю, что за образец надо брать малые европейские города, где как минимум существует нормальное автобусное движение, или, что считается более экологичным и экономичным, — электрическое движение: или троллейбусы, или трамваи.

- А что же делать с личным транспортом – который сейчас, как ни крути, усложняет и без того непростую жизнь транспорту общественному?

— Надо мигрировать в сторону сокращения автомобильного движения в центре Твери. Я обеими руками за платные парковки в центре города. В Европе ты не бросишь машину просто так – везде или подземные платные паркинги, или паркоматы. Если ты живешь в этом районе, то имеешь льготы или бесплатную парковку, но просто так на ней никто машину не поставит.

Надо выдавливать автомобили из центра города, наводить порядок с парковками по всей Твери, ужесточать ответственность за нарушения. Сегодня у нас процветает американская модель 1930-х годов, где, после того как Генри Форд наштамповал автомобилей и полстраны стали на них ездить, тоже начались коллапсы. Европа прошла через это в 1960-е годы. И у нас теперь то же самое. Нам всем пора понять, что социализм закончился, и чем дальше, тем больше мы будем за все платить. Надо осознать, что если ты можешь себе позволить автомобиль за полмиллиона-миллион рублей, то изволь кроме бензина и обслуживания нести издержки по его хранению.

Но в то же время людям надо предложить альтернативу – развивать общественный транспорт, который, если будет в нормальном состоянии, вообще отменит необходимость в автомобилях в черте города. Машина в Твери может быть не нужна, я бы и сам от нее отказался и ездил бы на том же трамвае, если бы он был таким, как, например, в Дрездене – но сейчас такой альтернативы нет. Если она появится – в значительной мере решится и проблема пробок, и общественный транспорт будет куда более востребованным.

Надо обозначить горизонт планирования. Увидеть перед собой цель, перспективу, желаемый результат длительной работы. И идти к нему, спокойно и постепенно. Это сложно в наших реалиях, когда руководство города меняется каждые пару-тройку лет, и говорить о каком-то долгосрочном планировании затруднительно. В европейских городах достаточно сильно влияние гражданских институтов, общественных групп, поэтому общее направление городского развития выдерживается – все требования идут снизу. А у нас сегодня все требования идут от государства, от муниципалитета, а общество своих требований не выдвигает. Поэтому сейчас слово за руководством города.

- Еще одна серьезная проблема для Твери – количество аварийного жилья, которое сокращается далеко не теми темпами, каких хотелось бы, и в то же время – большое количество проектов комплексной застройки городских окраин, которые не вызывают энтузиазма у жителей, но тем не менее появляются один за другим…

— Как застройщик я уверен, что с точки зрения разумного подхода комплексная застройка – это верное решение. Так мы можем создавать город. Но то, что мы наблюдаем сейчас – по-моему, глубоко ошибочно с точки зрения градостроительной политики. Генплан никто не нарушает, каким бы он ни был, но выделение участков и их комплексное освоение на окраинах Твери – я думаю, что это грубейшая ошибка муниципалитета.

У нас в городе реализуется странная модель, которую мы, видимо, берем с Москвы или китайских городов. Но Тверь по российским меркам – маленький город, и я не вижу никаких потенций для увеличения его населения. А мы создаем новые микрорайоны, огромные новые жилые массивы, все дальше расширяя границы города, нагружая и без того хилую транспортную инфраструктуру. Строим там, где нет средовой, человеческой инфраструктуры – нет парков, школ, детских садов, даже если они декларируются. Я считаю, это большая ошибка.

Кто там должен жить? Какое количество людей должно уехать из исторических границ города куда-то в Мигалово, в Дмитрово-Черкассы, на Волгу? Там безумное количество квадратных метров! Откуда приедут люди? Я сам как застройщик сталкивался с вопросами расселения старых домов в ближнем Заволжье и в центре – так вот, люди не хотят менять локацию! Даже если люди живут в некачественном жилье, в хрущёвке, в частном секторе, даже если носят воду с колонки – а такие дома до сих пор есть даже в центре – тем не менее, часть из них не готовы переезжать. В советские времена в Санкт-Петербурге мы с родителями переехали из центральной части на окраину в благоустроенную квартиру и были счастливы – но по сравнению с советским временем сейчас другая ситуация. Как правило, сейчас, чтобы переехать в новое жилье, людям необходимо продать старое. И я не думаю, что многие ринутся продавать свои хрущевки в «старых» районах, чтобы уехать жить куда-нибудь в Комсомольскую рощу или в район Литвинок, где сейчас тоже планируется возведение огромного массива – порядка 20 высокоэтажных домов.

При этом строятся одно- и двухкомнатные квартиры. Это, по сути, социальное жилье. Экономически это абсолютно оправдано: поскольку их стоимость в абсолютных цифрах мала, спросом они будут пользоваться. Но это шаг назад! В свое время мы начали переселяться из хрущевок в панельные дома улучшенной планировки. А теперь? Могу понять, когда это происходит в Москве: там колоссальный рынок труда, и достаточно людей, желающих иметь московскую или подмосковную прописку. Но в Твери это будет просто общежитие. Эти квартиры будут или сдаваться в аренду, или использоваться молодежью, еще не создавшей семью. Большинство, так или иначе, будет рассматривать их как временное жилье. Отношение к имуществу будет соответствующим: тому, кто не собирается задерживаться в квартире надолго, наплевать на подъезды, стояки и придомовую территорию. А в итоге там останутся те, кто не в состоянии выбраться. Может, еще алкоголиков туда будут расселять из более дорогих районов. Штаты и Европа все это уже проходили. В результате мы получим гетто, рассадник преступности и наркотиков. Потому что там нет трех-, четырехкомнантных квартир, то и семей там не будет. А именно семья поддерживает баланс в доме.

Я считаю, что, если ты городишь однушки-двушки – ты просто делаешь деньги. В этом беда всех московских структур, которые сюда приходят зарабатывать, а Тверь как город их не интересует. И в основном они сюда переносят как кальку московские варианты.

Мы считаем нашу власть монопольной, авторитарной, но здесь она как раз не проявляет твердую волю, не решает вопрос единого видения города в будущем. По каким-то причинам она продавливается под такие странные проекты, которые разрывают этот город, не создают его композиции, архитектурных, планировочных, расселенческих решений. В ведущих городах мира основные компоненты городского планирования создавались чьей-то волей — возьмем хотя бы Париж и знаменитого барона Османа – лидера, который заявил, как должен выглядеть город. И теперь это сердце Европы, османовскими бульварами гордится весь мир. А чем будем гордиться мы?

- Но как же тогда быть? Где вести ту же комплексную застройку, которую Вы считаете в принципе правильным решением? Сносить хрущёвки, как в свое время в Москве?

- По большому счету – да. Очень просто строить в поле, особенно если земля недорога, если туда подведут сети… Намного более сложная задача — реновация центральной части города, причем не центра Твери в буквальном смысле, а города в его старых границах, того городского массива, который уже существует, включая частный сектор, хрущевки и бараки… Это должна быть хорошая долгосрочная программа, она должна быть согласована с общественностью, и ее необходимо реализовывать. Потому что то, как сейчас пытаются развивать город – ошибочно. Это проще, дешевле, но это не создает ценности города.

Мы сейчас закладываем на будущее нищий, разваливающийся и не развивающийся центр. Надо привести в порядок Тверь в нынешних границах. А расширяться можно будет, если потом выяснится, что в этот город захотят ехать люди. Пока же молодое поколение смотрит на Москву и Санкт-Петербург. На данный момент стиль в городе есть буквально на нескольких центральных улицах. Но при этом колоссальные инвестиции вкладываются в строительство в той же Бобачевской роще. Понятно, что привлечь инвестора, выстроить взаимоотношения, разработать какие-то программы частно-государственного партнерства и работать в исторических границах города очень сложно. Но делать это необходимо. И пока что у нас одна надежда – на то, что рано или поздно этот вопрос начнет решаться на уровне государства, и что регионы и муниципалитеты перестанут быть столь регламентированы в вопросах жилищного строительства и начнут что-то предпринимать. Хотя и нынешнее положение не отменяет ответственности того же сити-менеджера, который должен не только следить за чистотой в городе, но и представлять себе, как этот город должен развиваться.

Тверь – экономический сателлит обеих столиц. Но, наверное, в этом и есть ее прелесть и привлекательность: Твери нет необходимости становиться Парижем, нам не нужно быть супермощным городом. Разве какой-нибудь Зальцбург или Реймс супермощные? Но там есть своя, спокойная жизнь. Я считаю, что и Тверь — это город для жизни, в отличие от Москвы и Санкт-Петербурга, где жить – никакого удовольствия. Наш город может жить нормальной жизнью. Но для этого надо прикладывать колоссальные усилия.

- А что делать с жителями ветхих и аварийных домов? Может быть, каким-то образом использовать эти проекты на окраинах для их расселения?

— Сейчас муниципалитет ничего не строит – в отличие, между прочим, от Москвы, где еще с лужкковских времен было, что в обмен на земельный участок город получал в обязательном порядке энное количество квадратных метров муниципального жилья. Переселялись ветераны, очередники, люди из аварийного жилья, бюджетники… А у нас муниципального фонда нет. Из рухнувшего муниципального дома, как это произошло на Мусоргского, у нас могут в лучшем случае переселить в другой муниципальный фонд такого же состояния. Возьмем те же морозовские казармы. Там остались люди, которые не в состоянии решить вопрос с жильем, а город, который должен решать этот вопрос – не решает.

Я не слышал ни разу, чтобы новые крупные комплексные застройки подразумевали расселение морозовских казарм или бараков. А если ты строишь такие микрорайоны – надо их связать с расселением бараков. Например, дает город 10 гектаров, и на двух из них можно оговорить с застройщиками строительство жилья для решения проблемы аварийных домов. Пусть это жилье будет строиться на менее выгодных для застройщика условиях – город может помочь с сетями, еще в чем-то. Можно найти решение.

У нас вообще нет продуманной концепции развития города. Сама структура местного самоуправления таким образом построена, что этим мало кто готов заниматься. У нас приняты только Правила благоустройства, довольно жесткие, я их сторонник, поскольку они накладывают серьезную ответственность на собственников жилья – но еще надо обеспечить их выполнение, обеспечить людям альтернативу: либо поступить правильно, либо быть наказанным. А с другой стороны, надо понимать, что крупных инвестиционных проектов у нас нет, мы не Калуга, и главный инвестор в нашем городе – это люди, рядовые жители города Твери. И когда тверитянин отсюда уезжает – из города уходит инвестор. Для сити-менеджера житель должен быть самым важным клиентом, который будет платить городу. И этого клиента надо убедить, что ты лучше всех, и предложить стратегию развития города.

Все три проблемы, о которых мы говорим, в долгосрочной перспективе решаемы. Надо честно объяснить людям, как мы их будем решать, и что это возможно только при их поддержке. Надо отчитываться перед жителями о результатах – видимых, измеримых. Дайте людям видение будущего, и отчитывайтесь, насколько мы к нему приближаемся! И тогда тебя будут выбирать или назначать вечно! Будут носить на руках и поставят памятник!

Беседовала Мария Ботвинкина

Фото:http://www.tverplanet.ru/panoramnye-semki.html, https://www.facebook.com




Комментарии
Комментарии ВКонтакте
Комментарии Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Свидетельство о регистрации средства массовой информации "Тверская неделя" Эл № ФС77-56972 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) от 14 февраля 2014 года

Учредитель и руководитель - Берней Мария Всеволодовна
Главный редактор - Гамбург Александр Александрович.
E-mail редакции: [email protected]
Телефоны редакции: 8-920-155-80-80; 8-904-355-07-04

16+