Путь длиной в 95 лет

ветеран-2

16 марта ветерану Великой Отечественной войны, фронтовику Виктору Павловичу Боброву исполнилось 95 лет.

Судьба Виктора Павловича Боброва неразрывно связана с Тверской областью и Тверью. На западе Верхневолжья он воевал в 1941 году, а через несколько лет после войны переехал в Калинин (Тверь), да так здесь и остался.

Виктор Павлович давно чувствует себя коренным тверитянином. Однако родиной ветерана является небольшой уездный город Мелекес (ныне Димитровград) Ульяновской области. Здесь в 1921 году он и родился в простой рабочей семье.

В 1940 году Виктор Бобров был призван в Красную Армию и направлен на Северный Урал в полковую школу города Березняки. В начале лета 1941 года молодой красноармеец готовился к выпуску и присвоению первого звания. Но жизнь распорядилась по другому. 9 июня курсантов школы подняли по тревоге, подгрузили в теплушки и отправили на маневры под Ленинград.

В город на Неве Виктор Бобров с товарищами прибыл 22 июня. И тут узнал, что началась война. Так и остался юноша рядовым.

ветеран вов«Нас спешно перебросили в Белоруссию, в лес под Полоцк. Выдали новое обмундирование, оружие и направили в Латвию. И 29 июля наш полк вступил в первый бой», – вспоминает ветеран.

По словам Виктора Павловича, весть о начале войны он с сослуживцами воспринял чуть ли не на «ура»: «Молодые были, самоуверенные. Думали, что за две недели немцев разобьем, а оказалось…»

Ветеран надолго замолкает. Возможно, в эти минуты он вспоминает горечь первых поражений и то как они – ещё вчера самоуверенные красноармейцы – с боями покидали Прибалтику…

Под Невелем крупная группировка советских войск попала в окружение. Стали пробиваться к своим. Группа, в которой оказался Виктор Бобров, вышла в расположение советских войск в районе Торопца. Сейчас даже представить сложно, что значило пройти лесами более 150 километров по захваченной врагами территории, но вчерашние школьники, которым летом 1941 года было 18-20 лет, смогли всё преодолеть.

В Торопце на спортивного, физически крепкого молодого человека, который без труда пробегал по три километра, обратили вниманием офицеры штабной разведки. Виктора Боброва включили в состав специальной разведывательно-диверсионной группы, состоящий из восьми человек.

ветеран и справкаКаждому из новоиспеченных разведчиков выдали потрепанные пиджаки, потертые брюки, старые ботинки. И документы – справки с торопецкой «зоны». На ветхом от времени клочке бумаги, который Виктор Павлович бережно хранит все эти годы, сегодня с трудом можно прочитать, что она выдана «осужденному за хулиганство по 74 статье Боброву Виктору Павловичу, 1920 года рождения, который отбывал наказание и в настоящее время выпущен на свободу».

«Эти липовые документы много раз нас выручали при выполнении задания штаба. Узнав, что мы пострадали от советской власти, фашисты не трогали», – говорит ветеран.

А заданий у группы было много. Ребята действовали в Западнодвинском и Жарковском районах. Они перехватывали связных, подбивали одиночные немецкие машины, уничтожали фашистских велосипедистов и мотоциклистов. После этого тщательно обыскивали убитых, изымали документы, письма, газеты, листовки. Приходилось разведчикам заходить и в сёла, где они старались выяснить, когда, в каком количестве и какие части здесь видели и куда они направлялись. Словом, они по крупицам собирали сведения, по которым штабные аналитики могли просчитать намерения врага.

В одном из таких сёл Виктор Бобров чуть не расстался с жизнью. Местный староста выдал 21-летнего паренькам нацистам. Бойца допрашивал германский офицер, которому легенда о бывшем осужденном, отпущенном из колонии, показалась неубедительной. И он, не долго думая, приказал расстрелять юношу.

Автоматчик вывел Виктора из дома и повел на опушку леса. Путь, длиной в несколько сот метров, показался разведчику самым длинным в жизни. Каждую секунду он ждал конца.

Войдя в лес, автоматчик повернул юношу лицом к деревья и нажал на курок. Прозвучал выстрелНесколько минут Виктор стоял, боясь пошевелится, потом осторожно оглянулся. Фашиста и след простыл… «Пожалел, видимо, паренька», – улыбается ветеран.

Выполнив очередное задание, группа оказалась в Великих Луках. В штабе им сообщили: «Сегодня отдохнёте, а завтра опять переправим вас в тыл». Но ночью враг пошёл в наступление. Разведчики наравне со всеми приняли бой.

«В боях за Великие Луки я и получил свое серьезное ранение, – вспоминает Виктор Павлович. – Пуля прошла сквозь правую руку, как раз на месте локтевого сустава».

Руку ветеран до сих пор не может окончательно разогнуть.

Виктора Боброва отправили в Казанский военный госпиталь. Подлечившись, он получил отпуск. Поехал домой в родной Мелекес, захотелось повидать маму. Здесь юноша узнал, что комиссован по ранению. Ему выдали удостоверение участника войны и предложили устроиться на работу. Как раз и вакансия подвернулась – так Виктор Бобров стал начальником спецчасти Калининского аэроклуба, эвакуированного в Мелекес.

Но сидеть дома, пока другие воюют, юноша не мог. Он рвался обратно на фронт, обивая пороги военкомата и направляя в самые высокие инстанции письма с просьбой вернуть его в действующую армию.

В конце-концов усилия Виктора увенчались успехом. В апреле 1944 года его направили в воинскую часть, расквартированную в нескольких километрах от Гомеля. Он стал помощником командира стрелкового взвода полковой разведки. И снова – вражеский тыл. «Четыре раза мы ходили за «языком», пока, наконец, не привели», – вспоминает ветеран.

К концу 1944 года на фронте случилось кратковременное затишье: Красная Армия собирала силы для нового удара на врага. Командование полка решило воспользоваться передышкой, чтобы провести учебные сборы разведчиков. На одном из занятий офицер-преподаватель заметил Виктора Боброва и предложил ответить на какой-то вопрос. Тот вскочил с места, по всем правилам отрапортовал, назвав фамилию и воинскую должность, и уверенно заговорил. И тут преподаватель заметил, что рука бойца согнута не по уставу.

«Устав что, не для тебя написан?! – «взорвался» капитан, – А ну, быстро ко мне!».

Пришлось юноше достать из кармана гимнастерки удостоверение участника войны с инвалидностью и протянуть его преподавателю. После долгой паузы изумленный офицер на глазах у всех смахнул слезу, крепко обнял Виктора, расцеловал и произнес: «Прости, сынок, я ведь не знал… Ты настоящий герой. Но… на передовой тебе не место»…

Так закончилась для Виктора Боброва армейская жизнь и началась гражданская. Фронтовик встретил День Победы в родном Мелекесе, но жить там не остался. Сначала его направили в Гомель восстанавливать рыбоперерабатывающий завод, потом – в подмосковное Орехово-Зуево заведующим рыбным производством. И, наконец, в 1949 году Виктор Бобров был назначен главным товароведом калининского областного треста рыбной промышленности. С этой должности ветеран и ушёл на пенсию.

ветеран-3В Калинине – Твери Виктор Бобров нашёл еще одной своё призвание. Он начал мастерить макеты памятников архитектуры, культуры и истории. Причем делает это ветеран до сих пор с большим мастерством и поразительной точностью.

На самом деле, как признается ветеран, мастерить игрушечные домики из дерева он любил всегда. В детстве в школе на уроках труда только этим и занимался. А в середине пятидесятых годов тяга к творчеству проснулась в нём заново. Как рассказывает Виктор Павлович, в каком то журнале он увидел фотографию дома-музея Чехова и его захватила идея создать макет этого здания. Так в ветеране проснулся мастер.

За более чем полвека Виктор Бобров создал порядка двухсот работ – копий церквей, дворцов, театров. Причем в прямом смысле этого слова из подручных материалов: проволоки, тюбиков от кремов, зубных паст и губных помад, коробок от конфет, фольги и старой бижутерии. Из всего этого, как бы сказала Ахматова, «сора», «прорастают» настоящие произведения искусства.

При этом автор строго следит за точным следованием оригинала. Он даже как-то сломал макет одесского оперного театра, потому что на фотографии, которой он пользовался при его создании, не были видны отдельные архитектурные элементы, и он их пропустил.

И всё-таки одно из произведений имеет для Виктора Павловича особенное значение: несколько лет назад он создал копию дома, из которого летом 1941 года его вели на расстрел… Эта работа сегодня храниться в Совете ветеранов Центрального района.

 

Фото: Александра Чернышова




Комментарии
Комментарии ВКонтакте
Комментарии Facebook

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Свидетельство о регистрации средства массовой информации "Тверская неделя" Эл № ФС77-56972 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) от 14 февраля 2014 года

Учредитель и руководитель - Берней Мария Всеволодовна
Главный редактор - Гамбург Александр Александрович.
E-mail редакции: [email protected]
Телефоны редакции: 8-920-155-80-80; 8-904-355-07-04

16+